2018
январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

Алексей Додонов. В начале восхождения

Опубликовано 6 сентября 2011 года.

Чаще всего спортсмены попадают в поле зрения средств массовой информации только после завоевания ими громких титулов и званий. Вероятно, это справедливо, но иногда интересно познакомиться с будущим победителем еще в период его становления. Предлагаем вашему вниманию интервью с восходящей звездой петербургского и российского тай бокса Алексеем Додоновым, на счету которого 31 победа в 43 поединках, из которых 13 одержаны нокаутами.

– Алексей, что привело вас в единоборства?

– Я родился и рос в поселке Усвяты Псковской области, где была единственная спортивная секция по футболу. Когда я пошел в школу, отец записал меня в нее, и я класса до 7-го занимался футболом. Потом, правда, с началом развала деревни и эта секция закрылась, заниматься спортом стало негде, оставалось только играть в футбол во дворе и самостоятельно заниматься ОФП. Я с самого начала интересовался единоборствами, в частности, таиландским боксом, благодаря телевизионным трансляциям. Поселок Усвяты расположен вблизи от границы с Белоруссией, мы смотрели белорусское телевидение, в местной газете публиковалась даже программа белорусского ТВ, а там с середины 90-х начал активно развиваться таиландский бокс. Я видел, как на ринге уже на международном уровне выступают мои сверстники, завидовал им, но у нас таких секций, к сожалению, не было. Пробовал заниматься самостоятельно, повторять те движения, которые видел по телевизору, но, понятно, это мало что могло дать. Только поступив в ВЛГАФК, я нашел в Великих Луках секцию киокушинкай каратэ и начал тренироваться целенаправленно.

– Интерес к боевым единоборствам носил у вас, так сказать, академический характер, или просто любили подраться?

– Особой любви к дракам никогда не испытывал, но иногда приходилось защищать себя, а иногда и брата. Хотя он старше меня на три года, как-то сложилось, что «силовое» решение проблем брал на себя я, и, конечно, от старших ребят, бывало, доставалось. Вообще, то время было довольно непредсказуемым и мне казалось, что нужно уметь постоять за себя в любой ситуации.

– А что, в самой академии единоборства не культивировались?

– Я пошел на отделение безопасности жизнедеятельности, потому что нам сказали, что в программе будут единоборства, но там была только секция боевого самбо, которое только-только начинало развиваться, и обучение был поверхностным, хотя приходилось выступать на соревнованиях по боевому самбо. Меня такое положение не устраивало, и я сразу после приезда стал узнавать у старших ребят, где можно тренироваться. Мне назвали адрес школы №5, на базе которой была на тот момент лучшая секция, в которую я и отправился. Там ежегодно 5-го сентября в 5 часов Евгений Павловский проводил общее собрание и набор новичков. Факультет же безопасности жизнедеятельности в академии был сравнительно молодой, соответственно и уровень единоборств был тогда не высок, хотя, конечно, сейчас там уже есть сильные спортсмены.

– Какое у вас было первое впечатление от каратэ?

– Первое, что я отметил – была система обучения, фундамент, который закладывался. У меня отец строитель и он всегда говорил, что от качества фундамента зависит все строительство. И к отработке базовой техники, стойкам я отнесся очень серьезно.

– В академии ваши занятия каратэ приветствовались?

– Там довольно долго даже не знали, что я занимаюсь каратэ, а сам я старался этого не афишировать, догадывался, что если стану демонстрировать получаемые навыки, это постараются максимально использовать, посылать на многочисленные соревнования, и тренировки в 5-й школе могут оказаться под угрозой.

– Долго удавалось сохранять в тени занятия каратэ?

– Конечно, к старшим курсам все преподаватели об этом уже знали, поскольку я все же выступал на соревнованиях по спортивно-боевому самбо, хотя и на достаточно скромном уровне города и области. В академии давали серьезные знания по анатомии, физиологии и другим спортивным направлениям и довольно строго спрашивали. Двух-трех пропусков занятий за месяц было достаточно, чтобы встал вопрос об отчислении. Там я получил хорошую теоретическую базу, а практические навыки приобретал вне стен академии.

– На срочную службу в армию вас призывали, или в ВЛГАФКе была военная кафедра?

– Военной кафедры не было, но, когда мы закончили вуз и отправились в военкомат, план по призыву, судя по всему, был уже выполнен, и из 28 выпускников нашего факультета забрали только четверых, а остальных отправили по домам. Как я понял, в военкомате вообще не очень охотно призывали выпускников спортивных вузов.

– Помните свои выступления в соревнованиях по каратэ?

– Конечно, помню. Первые крупные соревнования – чемпионат России по сэйвакай в Казани в 2001году. Я прозанимался к тому времени всего около года, а соперником оказался Тамерлан Сардаров, ставший позже 3-кратным чемпионом России, победителем международных турниров, мастером спорта по каратэ. Тогда я не успел ничего понять, как он провел мне маваши в голову и судья остановил бой, посчитав, что был нокаут. Потом ежегодно выезжали на чемпионаты России. Запомнился чемпионат страны в Москве, где я с весом 65 килограммов в абсолютной весовой категории выиграл первую встречу, а во второй соперником был 90-килограмовый Максим Дедик. Не знаю, выступает ли он сейчас, но тогда это был очень сильный и титулованный боец, много раз ездивший в Японию, он стал многократным чемпионом России, чемпионом мира и Европы по каратэ киокушинкай, президент Московской федерации каратэ киокушинкай. Тогда я не знал, насколько он серьезный боец и, хотя в результате проиграл, но отработал хорошо, почувствовал, что уже кое-что умею. В 2004 году я сдал самому основателю стиля Адемиру да Косте экзамен на черный пояс по сэйвакай. В Великих Луках ребята выступали не только по каратэ, но и по кикбоксингу, боевому самбо, кудо, тамошняя школа более прикладная, практикуется работа не только в корпус, но и в голову. Мы много тренировались вместе с местной милицией, вневедомственной охраной и т.д.

– Как вы оказались в Петербурге?

– После учебы надо было искать работу и, фактически, было два варианта: ехать в Москву или Петербург. Я выбрал Петербург.

– У вас были здесь знакомые? Собирались ли продолжать занятия спортом?

– Знакомые были, но мне не хотелось оказаться навязчивым, и приехав сюда, я сразу стал искать работу и жилье. Приходилось иногда ночевать и в спортзалах, но от этого никто не застрахован. В первую очередь, мне надо было устроиться на работу, а спорт тогда оказался на время на втором плане. Конечно, я знал, что в Петербурге множество школ и клубов и есть все возможности для тренировок, но конкретных адресов у меня еще не было. Сначала устроился работать на стройке охранником, потом был и фасовщиком, грузчиком и много еще кем. Мое высшее спортивное образование здесь мало кого интересовало, поэтому, где брали на работу, туда и шел.

– Совмещать работу и профессиональные занятия спортом довольно трудно?

– Трудно, конечно, но что делать. Сейчас я работаю на инженерной должности на заводе, мне удается совмещать работу с ежедневными двухразовыми тренировками.

– Как вы пришли в таиландский бокс?

– Еще в 2005-м я устраивался на работу в один из клубов «Планеты фитнес» и один из охранников обратил внимание на мои кулаки, спросил, не занимаюсь ли я боксом, и пригласил в зал, где сам занимался таиландским боксом. Так я начал тренироваться в зале на Чугунной улице у Сергея Малышева.

– Трудно было переходить от каратэ к таиландскому боксу?

– Были определенные трудности в освоении новой техники, но меня выручало то, что в Петербург я приехал уже сформировавшимся бойцом, имеющим определенную базу. Конечно, сначала было трудно стоять с бойцами петербургской школы, которая ближе, наверное, к кикбоксингу. У меня отставала техника работы руками. Первый же чемпионат города по муай-таю в 2005 году я выиграл. Соревнования проходили три дня в зале Политехнического университета, каждый день у меня было по два соперника. Турнир был тяжелым, но неожиданно для себя я выиграл. Переход от каратэ к тайскому боксу дался мне легче, чем многим, за счет хорошей базовой подготовки, я, конечно, много наполучал, особенно от мастеров по боксу, но психологически был к этому готов. После этого начались поездки на соревнования по тайскому боксу в другие города, выступал в Сочи, Екатеринбурге, Гусь-Хрустальном, Москве. На чемпионаты России нас выезжало два-три человека, так как денег у федерации всегда было немного, большинство поездок финансировал сам президент городской федерации Александр Ильич Кван.

– Какое впечатление сложилось о чемпионатах России?

– Приезжают хорошие, сильные бойцы, но судейство иногда оставляет желать лучшего, часто организаторы стараются всеми силами протаскивать своих. Случаются ляпы. Это несколько разочаровало меня в любительском тайском боксе.

– Какие у вас результаты в любительском спорте?

– Похвастать особенно нечем, только какое-то чувство, что мне это надо, что это мое, заставляло тренироваться все эти годы.

– Кто сейчас является вашим тренером?

– Около года я сначала тренировался у Сергея Малышева, потом перешел к Александру Квану в клуб «Политехник». Он много выставлял нас на профессиональные бои и у него я приобрел первый опыт профессиональных выступлений. Сейчас меня тренирует Геннадий Павлович Капшай.

– Это был ваше первое знакомство с профессиональным спортом?

– Не совсем. В профессиональных боях я начал выступать еще в Великих Луках в 2001 или даже в 2000 году, но там бои носили полуподпольный характер и проходили в разных ночных клубах. Не знаю, может быть, они проводятся и до сих пор. Ринг представлял собой квадрат паркетного пола, огороженный канатами, и все. Встречались, например, мастер спорта по боксу и каратист, каждый из которых хотел заработать за победу 500 рублей. Дрались обычно 10 раундов по две минуты. Таким было и мое «крещение» в профессиональных боях. Было интересно поработать с боксерами, представителями других школ.

– С какого времени вы участвовали в таких боях и как настраивались на них психологически? Все же психология профессионального спорта отличается от любительского?

– Вначале приходилось трудновато. Тренер умел хорошо настроить на поединок, но когда выходишь на ринг, ощущаешь настроение зрителей, собравшихся на такие бои, чувствуешь себя, конечно, неуютно. Но все это, что называется, до первого удара. Потом эмоции отступают на дальний план. После начала боя понимаешь, «не стеклянный, не развалюсь» и дальше работаешь, как учили.

– Как для вас начинались профессиональные бои в Санкт-Петербурге?

– Александр Кван много сделал для нас в плане промоутерской работы. Он обкатал меня в Петербурге, организовывал бои в других городах, но целенаправленной подготовки к предстоящим боям было не много. Часто мы были предоставлены сами себе, а заставлять себя любимого работать с полной отдачей бывает трудно. Первый профессиональный бой здесь у меня был в 2007 году в клубе «Триумф», когда команда Петербурга встречалась с командой Уфы.

– Не спрашиваю о конкретных суммах, но гонорары здесь выше, чем в Великих Луках? Позволяют заниматься спортом профессионально?

– Александр Кван всегда уделял этому вопросу внимание и всегда выполнял свои обещания, никого не обижал. Но, конечно, прожить только на гонорары от боев не реально. Без какого-то регулярного заработка не обойтись. К счастью, сейчас моя работа позволяет тренироваться, как правило, два раза ежедневно. Пока у меня еще нет того имени, которое позволяет претендовать на большие гонорары, да и тренерского опыта недостаточно. Может быть, с началом нового учебного года получится набрать достаточно учеников и совмещать собственные тренировки и тренерскую работу. Это, по крайней мере, избавит от поездок по городу между тренировками.

– Как вы познакомились со своим нынешним тренером?

– С Геннадием Павловичем я познакомился еще в 2007 году, когда мы впервые поехали на учебно-тренировочные сборы в Белоруссию. Точнее, сначала я познакомился с Олегом Малиновским, который работал здесь, а до этого с детства тренировался у Геннадия Капшая. Олег предложил съездить на сборы в Минск, и Александр Кван организовал эту поездку к тренеру легендарного Дмитрия Шакуты, 16-кратного чемпиона мира, заслуженного мастера спорта республики Беларусь. Для нас это была уникальная возможность. Сборы произвели огромное впечатление, до этого я такого отношения к работе, уровня знаний не встречал, как не встречал и такой обстановки в спортивном зале. Потом мы еще раз ездили на сборы к Геннадию Павловичу, он приезжал и проводил сборы в Петербурге, а в ноябре прошлого года приехал сюда на постоянную работу.

– Как складывалась ваша бойцовская карьера в Петербурге?

– До приезда сюда Геннадия Павловича были отдельные турниры, выезды на профессиональные бои в другие города, в Нижний Новгород, Владимир, Москву. За этот год, точнее за лето, прошло уже много профессиональных турниров, в которых я участвовал. В конце мая встречался с финским боксером в профессиональном бое, проходившем в рамках чемпионата Санкт-Петербурга среди любителей и отбора на чемпионат России. Через месяц после этого был бой в «Конти» по правилам К-1 и, наконец, 30 июля в городе Лиепая (Латвия) прошли первые отборочные туры чемпионата мира «Бои по правилам TNA на Кубок TATNEFT» сезона 2011-2012.

– С кем вы там встречались?

–Я встречался с немецким бойцом турецкого происхождения Умутом Демирорсом по прозвищу «Шторм». Из 42 проведенных боев у него было 27 побед и 15 поражений. Он чемпион европейского кубка IFMA 2006 года, чемпион европейского кубка WKA 2009 года, финалист WMC Super 2009 года, участник I-1 World 2010 года. 

– Вы заранее знали своего предстоящего соперника, готовились к поединку именно с ним?

– Нет, я его не знал. Когда мы приехали в Лиепаю, мне сказали, что буду драться с белорусским бойцом Артемом Воскобойниковым или Толой Вариа Ахмадом из Нидерландов. Ни того, ни другого я тоже не знал, но и не придавал этому особого значения. Я приехал побеждать и тогда думал только об этом. Мне было все равно, против кого выходить в ринг. Может быть, организаторы решили не сводить в одном поединке двух славян, поэтому мне достался немец.

– Вообще говоря, как правило, профессиональные бои предполагают заочное знакомство с будущим соперником и планирование поединка исходя из имеющейся о нем информации?

– Мне кажется, это больше прерогатива профессиональных боксеров, у нас все, как правило, зависит от организаторов турнира. Другое дело, если речь идет о защите какого-то титула, тогда соперник известен заранее. На отборочных боях, даже рейтинговых профессиональных, интрига сохраняется до последнего момента.

– Как складывался поединок?

– Мне удалось навязать сопернику свой сценарий, вести бой в своей манере, дважды отправить его в нокдаун и уже во втором раунде рефери остановил поединок и я выиграл.

– Понятно, что на сегодняшний день для вас основной задачей является подготовка к боям за Кубок TATNEFT, а в перспективе вы не планируете попробовать себя в смешанных единоборствах?

– С самого начала я занимаюсь ударными видами единоборств и, мне кажется, они мне ближе, больше подходят. Поэтому пока, во всяком случае, менять специализацию не планирую. В таиландском боксе много титулов, за которые хотелось бы побороться. Мне предлагали, и я несколько раз даже выступал в смешанных боях, но не могу сказать, что остался от этого в восторге. Лучше быть профессионалом в чем-то одном, а не распылять свои силы на разные направления.

– Вы следите за событиями в мировом тайском боксе?

– По крайней мере, стараюсь, хотя бокса хватает и в зале. Тем не менее, приходится сидеть в Интернете, следить за тем, что происходит в мире.

– При этом кого-то из бойцов вы выделяете?

– Если вы имеете в виду каких-то кумиров, то у меня их нет ни в боксе, ни в жизни вообще. Еще мой дедушка говорил мне, что если бы человек не старался быть похожим на кого-то из окружающих, он мог бы очень многого достичь. Я стараюсь этого придерживаться. Хотя, конечно, есть бойцы, чья техника мне нравится, стараюсь что-то у них перенять.

– Какую роль, на ваш взгляд, играет в поединке психология бойца? Вам приходилось работать с профессиональными психологами?

– Традиционно роль психолога играет тренер. Что касается спортивных психологов, то слышал, что он работают с некоторыми командами в игровых видах спорта, в том же «Зените». Когда учился, у нас было отделение психологии, но там были, в основном девушки. Может быть, я ошибаюсь, но отношение к психологии у меня довольно скептическое. Мне кажется, что если человеку дано умение настроится на бой, то профессиональный психолог ему не нужен, а если характера не хватает, то и психолог не поможет.

– Как ваши родные и близкие относятся к вашим профессиональным занятиям столь жестким видом спорта?

– В этом отношении мне повезло. Родители всегда с пониманием относились ко всем моим увлечениям. С женой мы знакомы с детства, она тоже меня понимает и старается всячески помочь. Конечно, переживает во время боев даже, наверное, больше, чем я сам, но она понимает, что без тренировок и боев я был бы уже не собой, а другим человеком. Мне трудно представить себя вне спорта.

– Остаются ли какие-то особо приятные или наоборот нежелательные воспоминания о каких-то боях?

– Каких-то неприятных воспоминаний о боях у меня не остается. Я отношусь к боям как к работе, наверное, испытываю примерно тоже, что актер, выходя на сцену. Конечно, бывает неудачная игра, или не самая выигрышная роль, но это всего лишь работа. Бывают, как у всех, перепады настроения и это накладывает свой отпечаток, особенно в период подготовки к боям. Что касается запомнившихся боев, то, пожалуй, это выезд во Владимир. Там была «четверка» по лоу-кику. У меня был бой с Уранбеком Есенкуловым, он стал потом чемпионом «Татнефти», выигрывал много крупных турниров, чемпион мира по кикбоксингу по версиям WPKA и IKBO. Тогда получился хороший бой и я до последнего момента не знал, кого признают победителем. После боя мы с ним подружились, и я могу сказать о нем только хорошее. В профессиональном плане он сейчас меня далеко обогнал, но в тот раз я выиграл по очкам. Но запомнилась даже не столько победа, хотя и было очень приятно, а сам бой, который, что называется, удался.

– Существует несколько направлений или разновидностей тайского бокса. Какое из них вам ближе?

– Честно говоря, особой разницы для меня нет. Они различаются, главным образом, правилами поединка, а техника направлений, в принципе, близка. Акцент на определенные моменты приходится делать, только когда готовишься к какому-то определенному турниру. Даже не когда готовишься, а выступаешь. Есть свои особенности, когда требуется некоторая специальная подготовка. Например, когда я недавно попробовал себя в К-1, там разрешаются удары руками и ногами, но без локтей и без клинча. Очень плотная работа, особенно когда входишь на дистанцию клинча, руками приходится действовать ближе к боксу, а ногами, как в кикбоксе. До К-1 я отдавал предпочтение тайскому боксу, чувствовал в нем себя увереннее, но можно работать и в К-1.

– Есть у вас какая-то цель в таиландском боксе или К-1, которую хотелось бы достичь, какая-то планка, преодолеть которую хотелось бы?

– Я не ставлю перед собой каких-то высоких планок, стараюсь работать на том уровне и добиваться тех целей, которые выполнимы для меня сейчас. Я стараюсь ставить реальные цели и к ним стремиться. Сейчас, конечно, хочу выиграть Кубок «Татнефти», коль мы уже ввязались в эту историю. Думаю, это важно было бы и для развития тайского бокса в Санкт-Петербурге, появление здесь титулованных бойцов будет привлекать в спорт больше детей и подростков.

– Пока «Бои по правилам TNA на Кубок TATNEFT» не очень хорошо известны широкой публике…

– Просто сам этот чемпионат довольно молодой, проводится всего 3-4 года, но на него уже приезжает много сильных зарубежных спортсменов, включая бразильцев, голландцев, американцев, не говоря даже о европейских странах. Он уже достаточно престижен, а с каждым годом его уровень растет.

– Какой титул в настоящее время считается наиболее почетным?

– Для таиландцев это звание победителя чемпионата Люмпини, который проводится на одноименном стадионе в Бангкоке, но европейцев туда не допускают. Для остальных проводятся чемпионаты мира по тайскому боксу, но сколько существует версий, я сказать затрудняюсь. Где больше денег, та версия и оказывается престижней, они сменяют друг друга не всегда понятным образом.

– Чем отличаются бои в Европе и в Таиланде?

– Принципиальных различий нет, но есть разница, связанная с разным физиологическим строением, менталитетом. Они, как правило, меньших габаритов, обладают сильными ногами. Европейцы больше внимания уделяют ударам руками.

– Вы сказали, что не собираетесь пробовать себя в смешанных единоборствах, но приходится работать с бойцами mix fight?

– Конечно, мы часто вместе тренируемся, он приходят к нам, чтобы поставить ударную технику, мы бываем у них. В партере не боремся, но зато много работаем в клинче. Тем более, что в UFC, например, значительная часть поединков проходит именно в клинче. Что касается участия в боях по правилам смешанных единоборств, то пока я это для себя не планирую, но и не зарекаюсь. Просто сейчас у меня другие цели.

– Какой следующий поединок или турнир вам предстоит?

– Пока точно не известно, готовимся к боям по правилам TNA на Кубок TATNEFT.


Справка:
Додонов Алексей Николаевич. Родился 26.12.1982 года в поселке городского типа Усвяты Псковской области в семье инженера-строителя Николая Михайловича и учителя русского языка и литературы Галины Алексеевны.
С 1988 года занимался футболом в единственной в поселке спортивной секции, которая просуществовала до 1995 года. В составе поселковой детской футбольной команды выступал на первенстве области, когда команда заняла второе место, что в Усвятах рассматривалось как очень большое достижение.
В 2000-м году поступил в Великолукскую государственную академию физической культуры и спорта, которую окончил в 2005 году по специальности «безопасность жизнедеятельности».
С единоборствами познакомился во время учебы в академии. В 2000 году начал заниматься киокушинкай каратэ, затем сэйвакай под руководством Евгения Евгеньевича Павловского. Таиландским боксом начал заниматься в 2005 году после переезда в Петербург. В том же году впервые выиграл чемпионат города.
Норматив кандидата в мастера спорта по таиландскому боксу выполнил в 2005 году, в 2010 году выиграл международный турнир Кубок Балтики среди любителей. Провел 43 боя, в 31 выиграл, из них 13 – нокаутом.
С женой Мариной был знаком до свадьбы больше 12 лет, росли в одном поселке, воспитывает дочь Владу, 3,5 лет.

Автор: Александр БЕЛИКОВ

Комментарии

Вспомнить пароль   Регистрация