2018
январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

Кинг Мо: долгая дорога к нормальной жизни

Опубликовано 23 марта 2012 года.

Сейчас он не очень любит об этом говорить, однако еще совсем недавно было время, когда экс-чемпион Strikeforce Мо Лаваль почти сдался. Причем в самом полном смысле этого слова. То есть сдаться настолько, что дороги назад уже не будет

"Я дошел до такого состояния, когда я просто сказал: "Забейте на это все". Я просто чувствовал себя так ужасно, что был готов прервать прием медикаментов, и если я умру, то так тому и быть. Я просто устал от этого всего"

Было время, когда ему приходилось в девятый или десятый раз чистить изнутри инфицированное колено. Было время, когда он потерял 13,5 кг веса. Когда ему приходилось ковылять с насосом и выкачивать вязкую субстанцию из своего колена, а люди пялились на него так, словно он решил помочиться при всех. Когда доктора зашили его колено, оставив внутри ужасную стафилококковую инфекцию, которая лишь ждала момента изменить его жизнь так, как он и подумать не мог.

Это была середина января, как раз после его победы над Лоренцом Ларкином в Вегасе. Следующие два месяца сделали жизнь родившегося в Теннесси сына иммигрантов из Нигерии настолько невыносимой, что он близок к тому, чтобы сломаться. Несмотря на то, что сейчас для него забрезжил свет в конце тоннеля, никто не может сказать с уверенностью, что опасность для его здоровья окончательно миновала.

Все началось с совершенно обычной операции на колене. Менеджер Лаваля Майк Коган говорит о том, что у его подопечного уже давно были проблемы с коленом. За две недели до боя с Ларкином Мо обнаружил, что у него разорвана передняя крестообразная связка. Также у него были повреждены хрящи, "благодаря" продолжительной борцовской карьере, и мениск тоже был далеко не в самом лучшем состоянии.

Майк Коган: "Мы решили, что он сможет перетерпеть. Просто сжать кулаки, провести этот матч, а потом лечь на операцию. Он чуть не вынужден был отказаться от боя, но он слишком хотел выступить"



Через неделю после боя - аккурат к своему 31-му дню рождения - Мо был прооперирован. Доктора сказали, что операция прошла успешно, несмотря на то, что "они практически полностью сточили его колено". Первые два дня Лаваль пытался никому не говорить о том, какую сильную боль он испытывал. Он знал, что никто не любит людей, которые жалуются. Но на третий день даже он понял, что настало время сказать другим о том, что с ним происходит.

"Было похоже на то, что у меня два шарика для гольфа находятся под кожей. А еще колено было очень горячим"

Он позвонил Майку, который приехал, чтобы посмотреть, как выглядит колено. С самого начала он понял, что дела плохи.

"Оно было очень сильно раздуто, а когда я дотронулся до него, то оно было очень горячим. Я не доктор, но обычно если есть воспаление и повышение температуры, то это скорее всего инфекция. Мы позвали доктора. С этого все и началось"

Сейчас это звучит крайне наивно, но тогда они думали, что проблему легко устранить. Мо думал, что его просто отправят в больницу, почистят колено, снова зашьют и все будет в порядке. Ну да, не особо приятно - но все же не самая серьезная проблема из всех возможных. Когда через несколько часов он очнулся от наркоза, то обнаружил в своей руке катетер, а медсестра говорила ему, что теперь ему нужно будет 30-60 дней сидеть на антибиотиках.

"Я сказал: "Подождите, что это значит? Что со мной случилось?" - а она ответила: "Мы тебе позже объясним"

Это не те слова, которые хочет слышать пациент в больнице. У атлетической комиссии Невады тем временем были и другие неприятные новости. В анализе его мочи, который он сдал после боя с Ларкином, нашли дростанолон - стероид, о котором, как он клянется до сих пор, он ни разу даже не слышал до этого инцидента.



В течение следующих недель он и Майк дали несколько интервью, в которых объясняли появление дростанолона в организме тем, что он содержался в пищевой добавке S-Mass Lean Gainer, которую Лаваль купил в обычном калифорнийском магазине в апреле 2010 года. Объяснения подобного рода немного пострадали от того, что их слишком часто применяли в последнее время, и Мо сам знал об этом.

"Я пытался не впадать в депрессию, потому что я знал, что я никого не обманывал. Я старался не раскисать раньше времени, потому что я в любом случае ничего уже не мог сделать до того момента, как будет слушание моего дела в комиссии. Я старался быть максимально открытым со всеми и предоставлять любые сведения, которые только могут помочь делу. Все знают, как было дело, я все рассказал как есть. Знаете, некоторые люди попадаются на стероидах и просто отмалчиваются. Я же изо всех сил пытался рассказать всем, что и как было со мной"

Громко говорить о своей невиновности не так сложно, если ты уже попался. Его здоровье и моральное состояние со всеми поездками в больницу и обратно было уже совсем другим делом.

Даниэль Кормье, напарника Лаваля по команде АКА и друг со времен обучения в колледже Oklahoma State: "Он не сказал бы мне, насколько плохо ему было. Ты сам знаешь, как это бывает. Твой друг просто не хочет говорить тебе, что он думает о том, чтобы просто все бросить и сдаться, потому что в этом случае ты будешь еще одним человеком, который наговорит ему целую кучу правильных вещей. Он пытался быть максимально позитивным перед нами, потому что это Мо. Он волновался, что эта проблема может отвлечь других ребят от подготовки к своим боям. Волновался за них больше, чем за себя самого"

Кормье понял, что дело совсем плохо, когда его друг больше не мог даже засмеяться, как бы Даниэль ни старался его рассмешить. Однажды он принес Мо антибиотики и пошутил, что за доставку он требует крутые наушники Лаваля - те, без которых его в последнюю неделю перед боем никто никогда не видел. Однако тот даже не улыбнулся. Он предпринял вторую попытку: нашел в больнице сырные шарики, чтобы напомнить другу о том, как они вместе выступали на соревнованиях по борьбе, и однажды Мо решил, что единственное, что поможет ему выступить как надо - это огромная коробка с этими шариками, полными бесполезных калорий и химических красителей. И опять ничего не случилось.

"Мне было очень грустно, потому что я слышал от других людей о том, в каком состоянии он находится, но при этом он сам мне ничего об этом не говорил. Это просто ужасно. Но Мо - настоящий чемпион, и я знал, что в какой-то момент он сумеет морально настроиться и бороться до последнего"



Сам Мо говорит, что он настроился как раз перед тем, когда он уже готов был сдаться. 14 операций, 11 промываний колена и постоянная смена курса антибиотиков - все это привело к тому, что он уже был готов просто сдаться и позволить инфекции взять над ним верх. Потерять ногу - ну и ладно. Потерять жизнь - так и быть. Он просто не мог это выносить.

И тогда ему позвонил доктор, который сказал, что, похоже, наконец удалось найти нужный курс лечения, который поможет справиться с инфекцией. Может быть. Хочется верить. Только тогда Мо заметил, как много у него отняла эта болезнь.

"В какой-то момент я посмотрел на себя - и увидел свою бедренную кость. У меня по-прежнему был мышечный рельеф, пресс - но при этом я мог видеть свою бедренную кость. Моя нога была как у зомби из "Живых мертвецов" - именно так она и сейчас выглядит. Я собираюсь как можно скорее приступить к укрепляющим упражнениям типа жима ногами и всего такого. Но я не знал, что дела настолько плохи, пока я наконец не смог увидеть себя в зеркало"

Температура тела 39,5 не позволяла ему ни спать, ни есть. Каждую ночь он потел, а наутро оказывался полностью обезвоженным. От беспокойства за то, сможет ли он когда-нибудь драться, он перешел к беспокойству, будет ли он когда-нибудь здоровым человеком. В данной ситуации образ бойца, который еще не так давно выходил на бои с золотым медальоном, потерялся из-за ненужности.

"Я чувствовал себя так, словно я посмотрел смерти в лицо и выжил. Я говорю о смерти моей карьеры и чисто физической смерти. Я видел это. И это было нелегко. И это заставило меня любить каждый день моей жизни. Раньше я всегда думал, что я люблю тренироваться, но не люблю уставать. Теперь я очень хочу снова испытывать усталость после тренировки. Я очень хочу, чтобы меня снова били руками, ногами и коленями"

Возможно, если доктора сработают как надо, он сможет вернуться после всего в зал АКА к своим друзьям и будет снова получать от них на тренировках. Возможно, он сам не будет верить тому, какую ужасную боль он испытывал еще не так давно. Возможно, ему еще очень долго до того состояния, когда он сможет лишь лежать на диване и смотреть телевизор.

Возможно. Но пока от этого светлого будущего его отделяют еще очень-очень много долгих дней.

Автор: Перевод Станислав Харламов

Ben Fowlkes, SI.com

Комментарии

Вспомнить пароль   Регистрация