2018
январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

Александр Емельяненко: Я доволен соперником, ходом боя и результатом.

Опубликовано 31 марта 2012 года.

Представляем вашему вниманию интервью Александра Емельяненко для журнала Blood & Sweat в котором он рассказал о прошедшем бое против Тадаса Римкявичуса, тренировках с Федором, своих грядущих планах и многом другом.

— Добрый вечер, Александр! Поздравляем с победой. Какие впечатления остались от боя с Тадасом Римкявичусом?
— Впечатления самые хорошие. Я доволен соперником, ходом боя и результатом.

— Что подсказывал тебе по ходу поединка Федор?
— Он указывал на ошибки, которые я допускал в первом раунде, а также дал мне четкие наставления на второй. И во второй пятиминутке, благодаря его советам, я уже не повторял ошибки и нокаутировал оппонента.

— Какие ошибки были в первом раунде?
— Думаю, все это видели. Где-то я увлекался атакой, где-то чуть-чуть высовывался, где-то чуть-чуть оттягивался, делал то чего не нужно делать. Спешил, торопился закончить поединок побыстрее.


— У тебя с Федором прошли хорошие сборы в Голландии, почему же в бою с Тадасом ты не нанес ни одного удара ногой?
— Потому что я еще не очень хорошо освоил технику ударов ногами и мог допустить оплошность. Я очень хорошо чувствовал дистанцию, был быстрее на руках, чувствовал, что я его перебиваю, и мне этого хватало. Когда я почувствую уверенность в ударах ногами, то и буду их использовать. Пока еще рано. Федор в бою с Монсоном выбросил много ударов ногами, но при этом сильно повредил себе ногу, а в бою с японцем только усугубил травму. Мы вчера с ним разговаривали, и он сказал, что она буквально недавно у него зажила. Поэтому мне не хотелось из-за недостаточно отработанных приемов получать травму. Это могло повредить ходу поединка и результату.

— В названии турнира фигурировали Монсон с Олейником, а твой бой в итоге венчал вечер. Если не секрет, сколько удалось заработать на этом поединке?
— Я не зарабатываю на поединках. Я дерусь за идею, за пропаганду смешанных единоборств и спорта в целом. Турнир назывался Олейник против Монсона, хотя у меня был супер-бой, так как схватку с моим участием добавили, когда основной файткард был уже утвержден.

— Как бы ты оценил не слишком атлетичную фигуру противника? Константин Цзю назвал его мужиком из паба...
— Он хороший боец. Даже если у него и есть лишний вес, то он у него рабочий. Удары он выбрасывал хорошие, увесистые. Если же вы спрашиваете про пресс и кубики, то… (смеется) Вообще же спортсменов с такими пропорциями, как в боксе, так и смешанных единоборствам очень много.

— Не было тяжело видеть, как соперник не реагирует на точные попадания?
— Тяжело не было, наоборот, было очень приятно. Я видел, что каждый мой удар наносит ему серьезный урон. Я понимал, что каждая его улыбка это результат того, что мои удары находят цель. Вот если бы он не обращал на них внимания и шел вперед, то тогда бы я понимал, что делаю что-то не так.


— Был ли нокдаун в эпизоде с твоим падением?
— Нет, я поскользнулся.

— У многих болельщиков возник вопрос, почему ты, несмотря на недавний нокаут от Маликова, по-прежнему низко держишь руки в стойке?
— Потому что есть ошибки, над которыми нужно работать. Я борец и всю жизнь занимался борьбой, я не боксер, и все еще учусь. Буду исправлять ошибки. В будущем подтяну руку, чтобы она находилась у головы, а не на груди.

— Вадим Финкельштейн сказал, что хочет организовать тебе реванш с Магомедом Маликовым в Дагестане. Нравится ли тебе эта идея?
— Мне вообще без разницы с кем драться. Приятен один тот факт, что переговоры уже идут.

— Тебя не смущает, что бой пройдет на территории оппонента?
— Мы будем еще разговаривать с Вадимом, где я буду драться с Маликовым, но мне без разницы.

— Насколько болезненно ты воспринял поражение от Магомеда?
— Так же, как и все. Чистая случайность. Это тяжелый вес, не забывайте. Пропустил удар, судья посчитал нужным остановить бой. Ему было видней. Мне кажется, следующий бой с Маликовым всем докажет, что это было недоразумение.

— После поединка с Римкявичусом ты с Федором сфотографировался вместе с Монсоном. Пообщались о чем-нибудь с американцем?
— Ничего серьезного не обсуждали. Так, посмеялись, рассказали пару анекдотов, поинтересовались здоровьем.

— Какие отношения сложились у тебя и Федора с Джеффом?
— У нас со всеми бойцами складываются хорошие отношения. То, что мы деремся в ринге, ничего не значит и ни к чему не обязывает в личной жизни. Только спорт, ничего личного.

— Тебе самому интересно было бы встретиться со Снеговиком?
— Если такое предложение поступит, то я не буду отказываться. Не вижу причин, почему бы я не мог выступить против него.


— Назови ребят в тяжелом весе, которые в ближайшие лет 5 могут придти вам с Федором на смену?
— Давай не будем забегать так далеко вперед. Посмотрим на тех, кто уже есть.

— Как ты, как брат Федора, постоянно тренирующийся с ним, оцениваешь высказывания отдельных людей, которые утверждают, что готовящиеся с Федором молодые спортсмены не прогрессируют, потому что Федор их «передавливает»?
— Все наоборот. Есть аксиома, что спортсмен растет с более опытным соперником. А молодые не растут, так как им это не надо. Они ходят в спортзал, либо для того, чтобы сфотографироваться с Федей, либо для того, чтобы тренер у себя в журнале галочку поставил. Федор же всегда делится своими знаниями, тактикой, манерой ведения боя. Он никогда никому не отказывал. Если молодые не могут ничему научиться, занимаясь в одном зале с Федором, даже просто копируя его тренировки, наблюдая за ним, перенимая его опыт, значит это просто бездари.

— Кстати, почему сам Федор занимается с молодежью, а не приглашает в лагерь спортсменов мирового уровня, хотя многие из них готовы приехать и помочь ему?
— Лучше задать этот вопрос ему. Мы с ним никогда не обсуждали это... Значит, ему достаточно того, что его готовлю я. Он человек опытный и сам находит тренеров и спарринг-партнеров. Все же хотят приехать не для того, чтобы подтянуть Федора, помочь ему. Они хотят проверить свои силы в тренировочном процессе против него.

— Какие у тебя планы на ближайшее будущее? Может быть, попробовать себя в тяжелом весе Bellator, где уровень конкуренции не так высок, как в UFC? Твои менеджеры работают над тем, чтобы ты оказался на Западе?
— Цель и желание попробовать себя есть. Есть даже предложения, но не хотелось бы забегать вперед. Сначала закрою те пробелы, что у меня есть, а потом двинусь дальше. На сегодняшний же день меня все утраивает.

— Недавно мы могли наблюдать видео твоего боксерского спарринга с Денисом Бахтовым. С кем еще из профессиональных боксеров ты готовишься?
— Я попросил Дениса придти, помочь подвестись к бою. С кем еще? С Александром Котлобаем я работал много. С Андреем Федосовым, Валерием Сбруевым.

— Планируешь ли ты продолжать карьеру в профессиональном боксе?
— На этот счет я еще думаю. У меня есть предложения, но пока на бокс нет времени. Впрочем, если будут хороший оппонент, хороший турнир, хорошие условия, то почему нет?

— Недавно Госдума подготовила проект поправок в Закон о спорте, который может приравнять кулаки спортсменов к оружию. Как ты относишься к такой инициативе?
— Я против этих поправок. Есть уголовный кодекс, который должен быть одинаков по отношению ко всем гражданам Российской Федерации вне зависимости от занимаемой должности и спортивных данных. Звание спортсмена не должно быть отягчающим.

Blood&Sweat

Комментарии

Вспомнить пароль   Регистрация