2017
январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

Вадим Малыгин: «Тренировки – это лучшее лекарство»

Опубликовано 20 марта 2017 года.

18 февраля Вадим Малыгин нокаутировал бразильца Денеса Карвальо на турнире M-1 Challenge 74 в Санкт-Петербурге. В интервью газете "Республика", Вадим Малыгин рассказал о предыдущем поражении от Моктара Бенкаси и своей первой победе на турнире M-1

- Ты родом из Великого Устюга и при этом воспитанник сыктывкарской школы MMA. Расскажи, как попал в этот спорт? 
– У меня была базовая подготовка. В родном городе с семи лет ходил на рукопашный бой. До 2012 года около десяти лет занимался этим видом спорта. Два раза выигрывал чемпионат России. После школы поступил в СГУ имени Питирима Сорокина на специальность «физкультура и спорт». В Сыктывкаре узнал про школу смешанных единоборств. Это было мне близко, потому что рукопашный бой включает в себя ударную и борцовскую технику. Местные тренеры увидели во мне потенциал, начали помогать. 

– Слышал, что в первом бою ты ударил соперника головой. 
– Да, в боевом самбо можно наносить удары головой, потому что работают в шлемах. Получилось так, что я не до конца изучил правила и нанес вполне осознанный удар головой. После чего меня сразу же дисквалифицировали. 

– Соперник карьеру-то потом продолжить смог? 
– С ним все нормально. После боя подошел и извинился за некорректный удар. Пожали друг другу руки, и на этом инцидент был исчерпан. 

– Профессиональные тренеры говорят, что спортсмен по-настоящему начинает раскрываться только после десятого боя. Почувствовал вкус побед? 
– Почувствовал. На кону стояло многое, мы долго к этому шли. Много работы проделали, но как говорится: «Тяжело в учении, легко в бою». Прошел серьезные сборы, включая полноценный трехнедельный лагерь в Старом Осколе под руководством Федора Емельяненко. Потом вернулся сюда и на протяжении оставшегося времени работал со своими тренерами Андреем Чемашкиным и Петром Суворовым. Нарабатывали тактику под соперника, выстраивали линию поведения во время поединка. В итоге весь план на бой выполнил, и все получилось отлично. 

– Какие советы дал Федор Емельяненко? 
– Он подсказывал, раскрывал нюансы. Причем интересно, что он тренировал как нас, так и сам тренировался вместе с нами под руководством личного тренера из Голландии Питера Тайссе. 

– Что-то особенно запомнилось из того, что советовал Последний Император? 
– Дал жизненный совет, чтобы всегда внимательно слушал, что говорит наставник, никогда не отвлекался на тренировках, так как выделяется всего час-полтора, и если уж пришел, то нужно работать и выкладываться на сто процентов. Еще сказал, что когда работаю руками, то широко ставлю ноги. Над этим посоветовал работать. Этот совет оказался полезен, в том числе и в бою против бразильца. 

– Ты ведь и сам тренируешь. Расскажи об этом. 
– У меня женская и детская группы. Мальчики девяти-четырнадцати лет, а девушек набираем только совершеннолетних. Мне интересно наблюдать за ростом молодых спортсменов, вести их к чемпионству. Надеюсь, скоро в Сыктывкаре еще большее количество детей будет заниматься смешанными единоборствами, наш спорт станет массовым, а мы в нашем клубе вырастим еще немало чемпионов. 

– А как относишься к детским и женским боям в MMA? 
– Согласен с мнением Федора Емельяненко, что детям можно драться только с двенадцати лет и в специальной защите. К женским боям не особенно хорошо отношусь, но это их право. Женщина, на мой взгляд, должна быть женщиной, а когда у них разбитые носы и синяки под глазами после боев, то от этого как-то не по себе становится. 

– Каков процент бойцов ММА в России, которые зарабатывают только участием в турнирах? 
– Даже не знаю. Никогда над этим не задумывался и ни у кого не спрашивал. Мы с ребятами развиваемся, тренируемся и денежных целей перед собой не ставим. Это мне просто интересно. 

– То есть какой-то суперконтракт для тебя – это нечто второстепенное? 
– Да, для меня главное – вариться в этом, проводить бои. Это моя жизнь. 

– О трудностях с финансами говорил ухтинский боец смешанного стиля Андрей Селедцов, мол, психологически это давит. 
– Мне повезло, что вокруг много друзей и коллег. Ребята из клуба смешанных единоборств «Север» помогают с питанием, с врачами. Если возникают какие-то трудности, то они всегда идут навстречу. Могу обратиться, и они сразу помогут. 

– ММА набирает популярность. Вы ощущаете это в клубе? 
– Людей занимается много. В детской группе у меня пятнадцать ребят. Самая большая группа – это мужчины от восемнадцати лет. Причем большинство из них – новички без какого-то спортивного опыта. Мы даем ребятам базовые знания. В принципе у них есть шансы перейти потом и в профессионалы. С нуля, конечно, трудно попасть на турниры уровня Parma Fights или M-1. Нужно как минимум съездить на десяток любительских турниров. Многие девушки приходят и после одного-двух занятий заканчивают. Сразу понимают, что тут мы не только выход на ринг отрабатываем. 

– Глядя на количество машин около дворца единоборств, можно подумать, что сегодня проходят какие-то соревнования. Тут всегда так? 
– Сегодня нет соревнований. Молодежь на самом деле тянется в залы. Тут каждый вечер так. Радует, что сейчас модно быть спортсменом. 

– Как в семье относятся к участию в столь жестком виде спорта? 
– Положительно. С детства со мной отец много занимался, он раньше тоже был спортсменом, боксером, натаскивал меня. Все дети бегали и играли, а я в это время проводил в зале, работал с боксерской грушей со слезами на глазах. 

– Родители что-то советуют после боев? 
– Да. Отец даже приезжал на бой в Санкт-Петербург, был со мной в раздевалке, смотрел, как я разогреваюсь. Также мама смотрела по телевизору. Она всегда переживает, поддерживает. После боя с бразильцем отец меня похвалил, но сказал, что не надо было много бороться, а больше бить. 

– В Питере секундировал Андрей Чемашкин. План на бой разрабатывали с ним? 
– Да. Я приехал из Старого Оскола, мы все взвесили и начали работать. Андрей вообще мне во многом помогает, следит за моей подготовкой, за фармсопровождением. На тренировке и вне зала он ответственно ко всему подходит, смотрит на мои недочеты, после соревнований вместе с ним все взвешиваем и исправляем ошибки. 

– Ты на протяжении всего боя с Денесом Карвальо от борьбы особо не уходил. Каков был план вообще? 
– В Бразилии развито джиу-джитсу. Это хорошая школа грепплинга, они вязкие, классно работают в партере. Мы изучали оппонента, и я в принципе был готов к борьбе с ним, поэтому и не сильно старался ее избегать. 

– Тем не менее перед третьим раундом Андрей Чемашкин дал команду эффектно завершать бой, и ты это исполнил как по нотам. 
– Да, по плану я должен был закончить бой досрочно в стойке. Так и получилось. Мы заметили, что соперник часто бросается первым, и решили встречать его именно теми ударами, которые у меня хорошо получаются: двоечкой с завершающим ударом правой. В итоге это сыграло ключевую роль. У меня уже четвертый бой, который я так заканчиваю нокаутом. Но, повторю, что был готов работать и в партере.

 



– А в школе ты был задиристым парнем?
– Нет, учился на четыре и пять. Ко мне учителя относились хорошо. 

– Первая серьезная драка в школе или на улице была? 
– Да у нас вообще был спокойный район, и, честно говоря, даже не могу вспомнить такие моменты. С первого класса я уже ездил на соревнования по рукопашному бою. Все одноклассники знали, что занимаюсь спортом, и конфликтов ни с кем у меня не было. 

– Говорят, что Конор Макгрегор потянул весь вид спорта. Согласен с этим? Как относишься к таким персонажам? 
– Отношусь к нему положительно, немножко со смехом, конечно, но я согласен с тем, что во многом благодаря ирландцу MMA вышел на новый уровень. Бойцы получили возможность больше зарабатывать. В России, как и по всему миру, стали транслировать различные турниры, включая те, которые проходят под эгидой самой крупной организации в мире – UFC, а многие раньше даже не знали, что это такое. 

– Готов к встрече с такими персоналиями, как Макгрегор, которые будут задевать, провоцировать перед боем? 
– На сто процентов готов. Психологически на меня это вряд ли как-то подействует. Может, даже и в «ответку» что-то скажу, создам еще больше шума. 

– Что должно произойти, чтобы Санта применил силу вне ринга? Часто ли бывает такое? Приходилось решать бытовые конфликты силой? 
– У меня такого никогда не было и, надеюсь, не будет. Силу всегда применяю только в зале. На улице и в повседневной жизни я спокойный, уравновешенный человек. Друзья даже удивляются, что в клетке я агрессивный, а в жизни хожу, улыбаюсь. Никогда не пользуюсь в быту всем тем, чему меня здесь учат, стараюсь решать все конфликты словами и по справедливости. Без применения силы. 

– В бою против бразильца ты вышел без колпака Санты, значит ли это, что от этого образа отходишь? 
– Да, но я вышел в кепке с надписью «Bad Santa». Это ничего не значит. Один раз вышел в колпаке, другой в кепке. Просто стараюсь разнообразить выход. 

– Если вернуться к поражению от Бенкаси, то в чем ошибка была? То, что тогда все бойцы Коми провалились, это не было ли своего рода эффектом домино, когда один проиграл и все стали падать? 
– Не знаю, может, все почувствовали ответственность, и это как-то повлияло. Возможно, перегорели некоторые. Я, допустим, банально не смог восстановиться после взвешивания и выйти на бой в нужных кондициях. Соперник за сутки около десяти килограммов успел набрать, а я всего два. Выдохся быстро. Не знаю, почему так получилось. Скорее всего, это произошло из-за неправильного сгона веса. Это и повлияло на функциональное состояние. При всем этом начало боя провел хорошо. В первом раунде думал, что завершу бой досрочно, отдал все силы, чтобы это получилось, а соперник оказался опытный, он просто выдержал этот натиск, выждал. Этот бой меня многому научил. Если мы встретимся снова, то бой сложится совсем иначе. 

– Как долго восстанавливался после его сокрушительного удара коленом в печень? 
– Через три дня уже пошел тренироваться. Оказалось, что это лучшее лекарство. Лицо все было синее, на меня смотрели так, будто с какой-то войны пришел. Мне стало обидно, что проиграл на глазах местной публики. Много знакомых, близких и друзей присутствовало тогда на турнире. 

– Вратарь футбольного «Спартака» Артем Ребров целует штанги ворот перед матчем, а у тебя есть какие-то ритуалы перед боем? 
– Нет. Иногда могу пробежаться по кругу, приветствуя зрителей перед боем. А так особо нет.

https://www.bnkomi.ru/data/interview/60616/

Автор: Михаил Мазур

Комментарии

Вспомнить пароль   Регистрация