2019
январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

Серые кардиналы ММА: матчмейкеры UFC Джо Силва и Шон Шелби

Опубликовано 20 августа 2013 года.

Один из наиболее авторитетных журналистов мира ММА Бен Фоукс получил без преувеличения беспрецедентную возможность пообщаться с невидимыми мамонтами, которые вершат судьбы в главной ММА-организации мира

Сперва я подумал, что мачтмейкеры UFC параноики.

Не успели они появиться на фотосессии для USA TODAY в Виннипеге незадолго до июньского UFC 161, работники ZUFFA отказывались вести себя серьезно. Они считали, что все это может быть большой подставой.

Начнем с того, что они не дают интервью, не говоря уже о фотосъемках. Один факт, что нам удалось затащить их на интервью, сам по себе является крупным успехом. Первый же вопрос, который сорвался с губ Силвы и Шелби, когда они объявились в офисе, был: "Вы уверены, что это все по-настоящему"?

Как я узнал позднее в рамках самого часового интервью с парочкой, паранойя имела все основания существовать. Оказалось, что последний раз, когда Шелби сказали прийти сфотографироваться, было нужно для новых индивидуальных карточек работников ZUFFA в Лас-Вегасе. Так что Шелби пришел, дал сделать снимок головы и продолжил свою нерутинную работу.

Лишь впоследствии он узнал, что не было никаких новых ID-карточек. Все дело было в том, что юморной директор UFC Дэна Уайт намеревался использоваться для гигантского постера в стиле "40-летнего девственника", который мог появиться на улице Вегаса. Шутка, знаете ли. На нее Уайт готов был раскошелиться на $12,000, если верить Шелби. Лишь команда адвокатов сумела разубедить его в этом начинании. Судя по всему, юристы компании посчитали, что за эту шутку на компанию может подать в суд оскорбленная жертва розыгрыша. Это предположение даже не много расстроило Шелби. Он настаивал, что умеет смеяться над собой и ценит шутки. В этом случае он однако был рад, что этого делать не пришлось.

"Люди считают, что эти парни - лишь пешки".

Больше всего в возможности провести с ними интервью меня интриговал шанс узнать их кухню изнутри, узнать как они работают. Ведь это без ложного преувеличения, пожалуй, самые могущественные люди во всей индустрии смешанных боевых искусств. Они нанимают и увольняют бойцов, составляют целые файткарды, скребут по сусекам в поисках замены травмированным спортсменам, а также, как подметил Шелби, являются вожатыми для четырех сотен великовозрастных детей.

И в то же время что вообще мы знаем о них, о том, что они делают и почему они это делают? С одной стороны, как сказал Силва, отсутствие необходимости давать интервью и находиться под светом софитов сильно сокращает уровень критики со стороны фанатов или по крайней мере здорово сокращает возможности реагировать на нее. Наверное это к лучшему. Почему? Да потому, что Силва очень любит спорить. Не в негативном плане. Он любит бороться на словах, доказывать свою правоту, помогать рождаться истине. Он готов вести дебаты целый день, если ему позволить, так что возможно даже к лучшему, что UFC не дает ему делать это.

Обратная сторона медали выражается в том, что мы - я имею в виду средства массовой информации, включая меня, а также фанатов - не знаем и сотой доли того, что, как мы думаем, мы могли бы знать о работе Силвы и Шелби. Однако незнание не удерживает нас от предположений, критики и речей, начинающихся с "я бы составил пары иначе" - все это базируется на тех крохах информации, которые мы получаем по этому предмету. Шелби посетовал: "Люди считают, что эти парни - лишь пешки. Ими можно крутить и управлять как только заблагорассудится. Но все совсем иначе."

В этом он прав. Именно так мы и считаем. Помню, что я и сам неоднократно задавался вопросом (иногда публично в СМИ), зачем они поставили в пару именно этих парней, а не других. Что этот боец вообще делает в основной сетке? Кто решил, что этот парень сможет что-то показать в клетке с выбранным для него оппонентом?

Возьмем для примера недавний экземпляр: бой Чад Мендес - Коди МакКензи на UFC 148. Вы помните как Мендес проехался катком по МакКензи в схватке, которую задним числом и боем-то назвать было тяжело. Скорее это было избиение младенцев. Даже Уайт на пост-конференции задавался вопросом, как материализовалась эта пара.

За этот выбор на Шелби обрушилась критика. Ведь именно он отвечает за веса от 145 фунтов и ниже, а также за женский дивизион.

Шелби начинал работу матчмейкером в маленьких организациях вроде IFC в Калифорнии, когда его жена работала комментатором. Затем он помогал организовать турнир на о.Гавайи под названием Shogun. Так уж получилось, что именно там Дэна Уайт влюбился в "ручную работу" Робби Лолера, которого вскоре Уайт и подписал в UFC в качестве "рождественского подарка для самого себя" по словам Силвы.

В конце концов Шелби познакомился с Силвой, а после многочисленных диалогов, из которых Силва смог заключить, что это был "четкий парень, который мог делать свою работу", Шона наняли на позицию матчмейкера в WEC, которую выкупила ZUFFA. После закрытия WEC львиная доля успешных спортсменов перекочевала в UFC. Вслед за своими подопечными отправился и Шелби.

Но одно лишь курирование полулегкого веса оказалось занятием, которое само по себе было полноценной работой. Не в последнюю очередь благодаря желанию многих легковесов UFC попробовать свои силы в новом дивизионе.

Одним из таких бойцов был МакКензи. Он пришел к Силве и сказал, что хочет сменить весовую категорию. Силва направил его под крыло Шелби с формулировкой: "Наши потоки не пересекаются". Философия матчмейкеров заключается в том, что один человек должен обладать полным и достоверным набором информации о том, что происходит в каждом дивизионе. И лишь один человек отвечает за управление дивизионом. По словам Силвы это ошибка, которую иногда совершают другие ММА-организации.

"У них кто-нибудь из организации звонит менеджеру и говорит, что они заинтересованы в его парне и хотят его подписать. Затем через пару часов уже другой представитель той же организации звонит и предлагает другие суммы и условия... Иногда люди пытаются вести переговоры со мной в обход Шона, потому что я этим делом занимаюсь куда дольше него и я более известен. Но когда они пытаются выйти на меня, я говорю им, что это его мир. 145 фунтов и ниже - его вотчина. Мне там делать нечего."

Поэтому поначалу, когда МакКензи решил худеть, Шелби не был уверен, может ли он на него рассчитывать. Но Барт Палашевски выбыл из боя с Мендесом, ситуация изменилась.

"Люди этого не понимают, но я не могу просто так убрать Чада из карда со словами "Изивини, братуха, я тебе другой бой устрою через 4 месяца". Мы понимаем. Ты потратил деньги на сборы. У тебя счета, которые необходимо оплачивать. Мы сделаем все в наших силах, чтобы ты смог выступить по расписанию. Я хоть на шпагат сяду, чтобы парень сохранил место в карде, что машина продолжала движение. Это необходимо."

Силва и Шелби утверждают, что это сторону их работы многие не знают. Бойцам обещают определенное число боев за определенное число месяцев. Если парень просидит слишком долго на скамейке запасных, UFC нарушит обязательства, указанные в контракте. Помимо этого они не хотят, чтобы UFC превратилась в организацию, которую ненавидят.

"Часто слышишь, как бойцы в других организациях жалуются, что не дерутся на протяжении долгого времени, а им даже не перезванивают. Мы не хотим быть такими, но чтобы все шло по плану, мы вынуждены критически смотреть на число бойцов на контракте."

В идеале UFC хотела бы, чтобы большинство бойцов получало возможность выступать примерно каждые четыре месяца, в среднем три раза в год. Травмы только усложняют процесс, особенно когда пытаешься найти замену на бой с одним из топовых бойцов, кем и является Чад Мендес.

"Я не могу вытянуть парней из других уже подписанных пар, чтобы исправить эту ситуацию. Это лишь отсрочка проблемы. Но только представьте ситуацию, когда я пытаюсь подписать кого-то на бой с Чадом Мендесом за две недели до боя. Да хоть бы и за один месяц."

И вдруг телефон Шелби зазвонил. Это был МакКензи.

"Он позвонил мне, и я помню очень хорошо, как он сказал, что намеревается перейти в полулегкий вес на постоянной основе. Я сказал ему, что на данный момент у меня не было для него места за исключением того самого варианта. Я сказал ему: "Не думаю, что тебе стоит соглашаться на это предложение, но...."

Дальше вы и сами можете представить. МакКензи - боец. Он ухватился за возможность и упросил Шелби устроить ему встречу с Мендесом. Шелби сомневался, но в конце концов других вариантов у него не оставалось.

"У меня действительно никого больше не было. Я не мог просто так кого-то подходящего подписать с улицы. У меня уже полный набор бойцов топ-10. У меня не было вариантов."

Подписи были поставлены. МакКензи упал от удара в корпус, а Шелби подвергся массированной критике. Таковы тяжелые будни матчмейкера. Задним числом каждый является мастером предсказаний. Каждый вам с непогрешимой уверенностью в голосе авторитетно заявит, что сразу знал, чем все завершится, а ты был просто идиотом, что свел этих спортсменов.

Но это уже после. Перед схваткой предстоит продолжительный мыслительный процесс. Матчмейкеры знают это как никто другой.

"Дело в том, что в нашем виде спорта есть огромное количество стилей, видов боевых искусств, так что наверняка знать никогда нельзя. Предположительно скучные бои оказываются Боем Вечера. Некоторые потенциальные Бои Вечера оказываются невыносимо скучными. Главный вопрос для нас: создаем ли мы полноправных претендентов на титульный бой?"

И это вкратце то, в чем они видят свою работу в UFC. Работа матчмейкера по словам Шелби заключается в том, чтобы "довести контендеров до чемпиона". А еще в сложнешем мониторинге постоянно изменяющегося ростера из 400 бойцов.

Самое плохое

Никто за исключением корпоративных социопатов не любит увольнять. Силва и Шелби исключением не являются. Если спросить их на этот счет, они скажут, что это однозначно наименее приятная составляющая их работы, причем их приходится заниматься этим достаточно часто.

Силва: "Это самое ужасное. Абсолютно ужасное. Из-за этого я несколько раз уже чуть не уволился по собственному желанию. Люди ломались на глазах и плакали."

Шелби: "Легким это никогда не станет. Мы понимаем, что все это ребята с семьями, женами, детьми, а все это - их мечта. Мечтой является желание стать лучшим в мире в чем-то...Это тебе не просто работа в офисе на какую-то компанию, где ты можешь быть середняком. Таких мы и не ищем. Мы ищем самого лучшего человека на всей планете в соответствующем весовом диапазоне. Мы намотали не одну тысячумиль в поисках претендентов на это звание."

Увольнение из UFC является особенно неприятным потому, что некоторые бойцы представляют себя сами, не пользуясь услугами менеджера. Некоторых бойцов они видят постоянно, если те приходят секундировать партнеров на последующих турнирах, а иногда и в частной жизни. Шелби сказал, что считает Фредсона Пайшао, с которым он занимается бразильским джиу-джитсу, одним из своих лучших друзей. Но в то же время, когда пришло время принимать решение, он должен был сделать это.

"Недавно я читал интервью с бойцом, который говорил о депрессии, которая приходит после новостей об увольнении. Читать такое и не испытывать личной ответственности просто невозможно. Однако природа нашей работы диктует свои условия. Только так это может работать. Новый боец прийти не сможет, пока кто-то старый не уступит ему свое место. Если вы устали от рематчей, то нужно расчистить место и пригласить новых людей."

Причина, по которой все должно работать, зиждется на основах математики. Силва называет это "проблемой простейшей алгебры". Шелби и Силва постоянно спорят с Уайтом о математике. Когда Уайт заявляет, что, например, каждый участник определенного сезона The Ultimate Fighter получит контракт, либо когда он покупает конкурента вроде Strikeforce, именно на матчемейкеров ложится груз ответственности за сортировку новоприбывших бойцов наряду с ветеранами.

Силва: "Дана постоянно просит нас о сумасшедшем и невероятном. Мы говорим ему, что это невозможно, а он настаивает, чтобы мы осуществили поставленную задачу."

Силва является особенной реликвией в UFC. Он - один из немногих сотрудников, трудившихся в UFC в те древние года, когда ей владела компания SEG,пока ZUFFA не купила UFC в 2001 году. До этого Силва был менеджером в компании, которая продавала компютерные программы. Но в душе ему "было все равно что он там делал, пока он успевал помимо работы заниматься боевыми искусствами и зависать с друзьями".

Ему очень понравилось первое шоу UFC, однако он предвидел проблемы для организации. Когда SEG опубликовала вакансию в журнале Black Belt Magazine, он решил воспользоваться указанным телефоном, просто чтобы поделиться советом.

"Я не думал, что получу там работу. Я просто сказал им "эй, мне нравится что вы делаете, но у вас будут такие и такие проблемы."

И его послушали. Силва стал сперва неофициальным советником, а затем и официальным сотрудником. Проблема заключалась в том, что SEG не очень хорошо платила. Он оказался в долгах только из-за того, что отказывался искать другую работу. Когда ZUFFA стала новым владельцем, Силва оказался в числе тех, кого очень сильно рекомендовали. Ему предложили переехать в Лас-Вегас, на что он решил временно согласиться.

"Я ненавидел там все. Но подумал, что таким образом по крайней мере смогу выбраться из долгов."

Тонкая линия между грубостью и честностью

О Силве знают или по крайней мере считают, что знают, что он, используя слова Уайта, "грубый маленький ублюдок". Так уж получилось, что это для Силвы является наименее приятным личностным описанием. Возомжно именно поэтому Уайт так любит повторять эти слова по отношению к Силве.

"Я на самом деле совсем не считаю себя грубым человеком, проято я очень честен. Я не буду лгать, я говорю так как все есть. А бойцы...вокруг них существует множество буферов, подхалимов и прочих. Они не привыкли, что им говорят "Нет, вот как все обстоит на самом деле".

Это особенно имеет место быть, когда дело касается переговоров о новом контракте или предложений о новом бое. Бойцы, как и многие другие, не очень любят, когда их ценность измеряют через валютную призму. Также им далеко не всегда по нраву слышать рассуждения Силвы о том, с кем им стоит померяться силами. Когда они слышат его откровенное объяснение, которое по оценке некоторых менеджером можно сравнить с извержением вулкана в его ничем незавуалированной форме изложения холодных режущих аргументов, отдельные личности покидают встречу с Силвой со стойким чувством, что общались с каким-то уродом.

В свою очередь Силва парирует, что именно это является правильным способом предложить человеку заработать деньги в бою с соперником.

"Если бы все соглашались лишь на бои, которые они имели очень большие шансы выиграть, то никто бы ни с кем никогда так и не подрался. Когда смотришь на ставки, почти всегда есть очевидный фаворит, хотя нередко они ошибаются. Но если ты в UFC, то ты будешь драться с тем, кого тебе дам я. Если ты говоришь мне "не думаю, что могу победить этого парня", то может быть тебе стоит заняться чем-то иным."

Если вы желаете узнать, что на своей шкуре ощущает истинный гнев Силвы, поговорите с менеджерами. Они подвергаются жесткой критике за нередкое преувеличение степени своего влияния в UFC во время переговоров с потенциальными клиентами, а также за то, что именно они, менеджеры, сообщают о поздней травме своего подопечного незадолго до турнира.

Силву крайне раздражают травмы, но он старается не высказывать своего раздражения напрямую бойцам, потому что "если их сильно прессовать по этой теме, они решат, что ты пытаешься заставить их драться, несмотря на травму. А если кто-то еще сильнее травмируется вследствие этого, то будет совсем худо."

"За всю историю существования UFC вы не найдете ни одного бойца, который скажет вам, что я подверг их жесткой обструкции за то, что они сказали мне о своей травме. Ни единого. Единственный раз, когда я могу заорать - я это делаю нередко - это если мне звонят со словами "эй, извини, но ему придется сняться с боя, потому что две недели назад он раздолбил колено". Ага? Две недели? А ты мне только сейчас это говоришь? Я бы не стал еще убирать парня из карда, но уже мог бы начать искать потенциальную замену. Они всегда мотивируют тем, что думали, что с ним все будет в порядке. Ну так ты ошибся. А твоя ошибка ставит под прямой удар все шоу, это подставляет меня, подставляет его оппонента. Не думай. Если парня заусенец, просто дай мне знать."

Решаем проблемы по одному звонку за раз

Об этих аспектах мало кто задумывается, говоря о легкой и крутой работе Силвы и Шелби. Об этом и о затяжных рабочих днях. Их рассказы о недавних каникулах уж слишком похожи на рассказы о рабочей командировке в другой город, где работа продолжалась почти в том же темпе.

Шелби недавно отправился в Италию. Пока его жена и дочь спали, "я был в ванной нашего отеля, где каждую раз с полуночи до 5 утра сидел на скайпе".

На годовщину свадьбы Силва отвез жену в Ки-Вест, Флорида. Так уж получилось, что в день их праздника в Бразилии проводился турнир UFC. Пока Силва буравил глазами экран телевизора, жена отправилась в ресторан с друзьями.

Все потому, что эта работа не прекращается ни на минуту. Как и критика. Особенно когда приходится искать замену из-за травм, фанаты не всегда осознают, что перетасовка карт необходима, чтобы турнир вообще состоялся.

"Невероятное число звонков приходится совершать, чтобы решить возникшую проблему. Не просто один выбывает, я звоню другому и говорю "эй, хочешь занять это место?" и проблема разрешена...

Сложно посчитать, сколько боев мы хотели, но так и не смогли провести, а все из-за согласования времени. Вы просто не поверите. Типа вот этот парень должен драться на этом турнире, потому что его контракт истекает, а вот этот боец составил бы ему отличную пару. Но у второго что-то уже происходит в это время. Люди хотят знать, почему мы не подписали определенный бой? Почти наверняка мы пытались, но не смогли. Просто не срослось. Вот что происходит постоянно."

Когда начинается гонка за заменой, поиск оказывается успешным в среднем на третьей попытке.

Стандартно бои подписываются за несколько месяцев до турнира, чтобы было достаточно времени на рекламу шоу и подготовку спортсменов. Когда один кусочек мозаики выпадает, это может разрушить планы на целый дивизион. Вот когда матчмейкеры хватаются за телефон, пытаясь спасти ситуацию.

"Если парень сходу согласился, то ты гений и жизнь прекрасна. А если нет, что ты будешь делать? Мы составили пары, сделали свою работу, но если случилась травма, это уже неважно. Давай чини. И ты в отчаянии."

Но несмотря на хронический стресс и головные боли, неразрывно связанные с работой матчмейкера в UFC, страсть, которую наши герои испытывают к своему делу, видна невооруженным взглядом. Оба всю жизнь занимались боевыми искусствами, и они с радостью готовы говорить ни о чем ином кроме боев.

Это объясняет, почему Силва готов был не вылезать из долгов, только бы сохранить эту работу, а Шелби был рад потеть в мелких региональных организациях в те годы, когда "в маленьком промоушене любой рвался в бой, после чего шел на вечеринку прямо на парковке у отеля".

Сейчас они дни напролет пытаются решать одну проблему за другой, но по крайней мере они этим занимаются в крупнейшей ММА-организации на планете. ВО всяком случае, когда им нужно чинить и находить решения, они знают, что делают это на высшем уровне.

Силва: "И мы хороши в этом деле. Благодаря нам все это происходит, но зачастую еле-еле."

Автор: Михаил Мазур

Комментарии
Фото
матчмейкеры UFC Джо Силва и Шон Шелби
матчмейкеры UFC Джо Силва и Шон Шелби
матчмейкеры UFC Джо Силва и Шон Шелби
матчмейкеры UFC Джо Силва и Шон Шелби
Все фотографии к этому событию

Вспомнить пароль   Регистрация